Из маленькой комнаты
 
Четыре встречи с А.А. Андреевой
Ольга Данилова

Встреча первая. Петербург, здание Двенадцати коллегий

Это было, по-моему, в 1993-м году. Годом раньше мне случайно (именно случайно!) попала в руки "Роза Мира". Нет, эта книга не перевернула мое представление о мире. Скорее, было ощущение, что она выразила в словах и образах то, что я уже когда-то знала или чувствовала где-то глубоко внутри.

В то время я была враждебно настроена по отношению к религии. Это отношение было усугублено встречей с людьми из ортодоксальных кругов Русской Православной Церкви - встречей, оставившей очень тягостное впечатление. Помню, открывала "Розу Мира" с мыслью - ну-ну, посмотрим, что там еще скажут в защиту религиозных предрассудков. Однако с первых страниц у меня возникло чувство, что разговариваю с давним и близким другом, и мы спокойно разбираем все то, что вызывало у меня сомнения или даже неприятие.

Вскоре после этого я приняла Святое Крещение в соборе Петра и Павла в Гатчине (он был тогда единственным в городе), потом мы с мужем там же венчались. К тому времени у нас уже был свой экземпляр "Розы Мира" - крупноформатное издание в зеленой обложке, выпущенное издательством "Прометей". Думаю, многие его помнят. Разделы (или "книги", как называл их сам Даниил Андреев), посвященные метаистории России, я читала накануне венчания, ночью, при свете настольной лампы. Эти последние шесть разделов поразили меня сильнее всего, не столько масштабностью и размахом действия, сколько захватывающим дух сиянием высшей Правды...

Конечно, мне хотелось узнать больше о человеке, которому Господь дал такое удивительно яркое и чистое откровение. Но о Данииле Андрееве в то время почти не было публикаций. Единственное, чем я могла располагать - это предисловие вдовы поэта, Аллы Александровны Андреевой, в том же "прометеевском" издании.

Потом мне попалось в одной из газет интервью с Аллой Александровной. Самый близкий Даниилу Андрееву человек, его хранительница и муза - она была жива и ездила по России, рассказывая о Данииле Леонидовиче, читая его стихи! Конечно, нам очень хотелось попасть на встречу с ней. И вот мы с Димой узнали, что встреча с Аллой Александровной Андреевой состоится в Санкт-Петербурге, в Петровском зале Главного здания СПбГУ.

Был холодный зимний вечер. Народу собралось немного - человек тридцать или сорок. Аллу Александровну мы узнали сразу, хотя до этого ни разу ее не видели. Она как-то сразу выделялась из всех - пожилая дама (язык не поворачивался назвать ее "старушкой") в элегантном черном платье, с прямой благородной осанкой. Я помню, как она встала (она всегда читала стихи стоя), и в зале зазвучал ее голос - голос старой женщины, но наполненный удивительной силой и музыкой:

Ты осужден. Молчи. Неумолимый рок
Тебя не первого привел в сырой острог.
Дверь замурована. Но под покровом тьмы
Нащупай лестницу - не ввысь, но вглубь тюрьмы.
Сквозь толщу мокрых стен, сквозь крепостной редут
На берег ветреный ступени приведут.
Там волны вольные, - отчаль же! правь! спеши!
И кто найдет тебя в морях твоей души?

Этот голос подхватил нас и увлек за собой, и ведомые им, мы словно прорвались сквозь глухие стены телесной и духовной тюрьмы туда, где "волны вольные", ощущая уносящее ввысь дыхание Божественной свободы, - эта удивительно верная ассоциация с влажным и свежим ветром, наполненным солоноватым запахом моря... Казалось, в голосе Аллы Александровны звучали гул ветра и раскаты прибоя, когда она произносила "волны вольные"... Это стихотворение было одним из моих любимых, я знала его наизусть, но голос Аллы Александровны открыл в нем новые измерения, краски и звуки.

Сейчас я не могу вспомнить все вопросы, задававшиеся присутствующими. Когда речь зашла о сопоставлении "Розы Мира" с трудами Блаватской и Еленой Рерих, Алла Александровна резко возразила. Отношение к рериховцам ("рерихнутым", как она их называла) у нее было негативным, как и ко многим другим неорелигиозным течениям, - впрочем, основания на это у нее были. Творчество Даниила Андреева, утверждала Алла Александровна, это, прежде всего, культурное явление, и нельзя его ставить на место Евангелия. Правоту ее слов я поняла только потом, несколько лет спустя...

Кто-то спросил, не пробовала ли Алла Александровна делать иллюстрации к "Розе Мира" (по профессии она художник). Она ответила - да, пробовала делать эскизы эмблематических образов метакультур (они описаны в главе "Затомисы" третьей книги "Розы Мира"). Но получались, как выразилась сама Алла Александровна, "винные этикетки". Потому что, она считала, невозможно вместить многомерную, динамичную реальность в двумерную картинку. (Хотя с этим, пожалуй, можно поспорить - эмблематический образ есть не попытка выразить иноматериальное через цвет и форму, а знак, символ).

И еще меня поразило особое отношение Аллы Александровны к Николаю Гумилеву. Он был не просто одним из ее любимых поэтов. Он был таинственно связан с Даниилом Андреевым. "Они там (в Небесной России - примечание О.Д.) вместе", - примерно так прозвучали ее слова. И в голосе ее были отзвуки стальных клинков, когда она читала стихи Даниила Андреева, посвященные Гумилеву.

...Ах, зачем эти старые сны:
Бури, плаванья, пальмы, надежды,
Львиный голос далекой страны,
Люди черные в белых одеждах...
Там со мною, как с другом, в шатре
Говорил про убитого сына,
Полулежа на старом ковре,
Император с лицом бедуина...

Позабыть. Отогнать. У ручья
Все равно никогда не склониться,
Не почувствовать, как горяча
Плоть песка, и воды не напиться...
Слышу подвига тяжкую власть
И душа тяжелеет, как колос:
За Тебя - моя ревность и страсть,
За Тебя - моя кровь и мой голос.

Разве душу не Ты опалил
Жгучим ветром страны полуденной,
Мое сердце не Ты ль закалил
На дороге, никем не пройденной?

Смертной болью томлюсь и грущу,
Вижу свет на бесплотном Фаворе,
Но не смею простить, не прощу
Моей Родины грешное горе.
Да, одно лишь сокровище есть
У поэта и у человека
Белой шпагой скрестить свою честь
С черным дулом бесчестного века.

Лишь последняя ночь тяжела:
Слишком грузно течение крови,
Слишком помнится дальняя мгла
Над кострами свободных становий...
Будь спокоен, мой вождь, господин,
Ангел, друг моих дум, будь спокоен:
Я сумею скончаться один,
Как поэт, как мужчина, как воин.

Но, наверное, ярче всего мне запомнился удивительный свет на лице Аллы Александровны, тепло в ее голосе при упоминании Навны - условного имени Идеальной Соборной Души России. Я не помню, читала ли в тот вечер Алла Александровна начало поэмы "Навна" или это было уже потом, во время другой встречи, но я словно слышу ее голос, звучавший певуче и проникновенно - а как еще можно было читать эти строки?

Если бы
   даже кудесник премудрый
Тогда погрузил,
   размышляя про явь или небыль,
Пронзительный взор
   в синекудрое небо -
Он бы Ее не заметил.
Прозрачен и светел
   Был синий простор Ее глаз
И с синью сливался небесной...

Вечер закончился, мы начали расходиться. Алле Александровне поднесли цветы (если не ошибаюсь, это были красные розы). Какая-то женщина из организаторов встречи, видимо, хорошая знакомая, смешно обратилась к ней "Аллочка Александровна". Я уходила со странным чувством - будто повстречала еще одного старого и близкого друга. И я знала - благодаря Алле Александровне Даниил Андреев в тот вечер незримо был с нами.

Тогда я не смела думать, что Господь сведет нас с Аллой Александровной еще несколько раз.

Встреча вторая - виртуальная

В начале 1998 года я открыла веб-страницу, посвященную творчеству Даниила Андреева, и одновременно форум, позже получивший название "Маяк всех дорог". На форум стали приходить посетители, начались активные обсуждения. Конечно, как в любом уголке виртуального общения, не обходилось без трений и конфликтов, но именно на "Маяке" мне посчастливилось встретить немало умных, интересных людей. А главное - те, которым дороги идеи "Розы Мира", наконец-то смогли найти друг друга. Некоторые из знакомых по "Маяку" стали моими друзьями в реальной жизни.

Одним из первых, с кем мне довелось познакомиться, был Александр Шведов, человек острого интеллекта и пламенной души. Он знал Аллу Александровну лично, был на одном из конгрессов, проводимых Благотворительным фондом имени Даниила Андреева. Ему, стороннику христианского единства, идеи "Розы Мира" были глубоко, можно даже сказать – интимно близки.

Чуть позже на "Маяке" я познакомилась с Яной Завацкой. Яна написала мне по электронной почте письмо. Это письмо положило начало нашей дружбе, которая продолжается до сих пор.

От Яны я узнала о существовании в Германии общества "Роза Мира", идейным вдохновителем и руководителем которого был композитор из Петербурга Александр Леонидович Сойников. Я обрадовалась - наконец-то смогу вживую общаться с единомышленниками, ведь Германия - это совсем рядом с Голландией, где я живу! (Забегая вперед, скажу, что позже общество по просьбе Аллы Александровны было переименовано в "Цветок мира", по-немецки - Blume der Welt.)

Как рассказала в письме Яна, А.Л.Сойников написал мистерию "Роза Мира" - серьезное музыкальное произведение для хора и симфонического оркестра. "Розу Мира" уже исполняли в Иркутской филармонии, и была сделана не идеальная, но довольно приемлемого качества запись. А с Яной тогда, помимо "Розы Мира", нас связывал еще один общий интерес - мы обе читали и сами сочиняли фантастику.

Теперь Яна пишет серьезные вещи в жанре социальной фантастики - лучше назвать это, пользуясь ее же термином, "социальное моделирование". Ее творчество уникально тем, что соединило в себе лучшие черты советской фантастической прозы - мечту о справедливом обществе будущего - с идеями христианства, породив внутренне целостный, живой и динамичный мир. Я убеждена, что ее вещи заслуживают публикации гораздо больше, чем произведения многих авторов с громкими именами. Дай Бог ей сил и вдохновения на этом пути.


Однажды на форуме появилось довольно длинное сообщение, набранное в транслите. Автор представился Василием. В тот момент он находился в Соединенных Штатах, и у него под рукой не было компьютера с русским шрифтом. Василий Яцкин (сейчас он известен как журналист и кинорежиссер, автор фильма "Под солнцем") оказался хорошим знакомым Аллы Александровны и обещал рассказать ей о сетевом сообществе "Маяка". По возвращении в Москву он начал приносить и читать Алле Александровне наиболее интересные сообщения на "Маяке", одновременно сам активно участвуя в жизни форума.

Алла Александровна заинтересовалась "Маяком". Отчасти это было вызвано опасением, что вокруг творчества ее мужа может возникнуть очередная оккультная секта - опыт общения с таковыми у нее уже был. Но мне кажется, ее участия в сетевых обсуждениях были, прежде всего, продолжением ее миссии - рассказывать о Данииле Андрееве, человеке и поэте, разъясняя место его творчества в русской культуре. Благодаря Василию, записывавшему под диктовку ответы Аллы Александровны участникам форума (она к тому времени уже полностью ослепла), на веб-сайте открылся раздел "Ответы А.А. Андреевой". Так состоялась наша вторая с ней встреча - заочная, в виртуальном пространстве.

Я читала тексты, присланные Василием, и передо мной снова вставал образ Аллы Александровны, такой, какой я ее знала по интервью в газетах и журналах - человека с живым и ясным умом, глубоко и как-то по-женски мудрой, и вместе с тем принципиальной, порою даже резкой. Но эта временами прорывающаяся резкость, бескомпромиссность, требовательность к другим есть следствие беспощадной требовательности к себе - ведь сохранение душевной целостности в ту суровую и страшную эпоху, на которую пришлась ее жизнь с Даниилом, невозможно без следования четким нравственным ориентирам.

У некоторых участников форума (как когда-то и у меня) вызвало горькое удивление, что Алла Александровна - убежденная православная христианка. Это якобы бы не соотносилось с идеями ее мужа, изложенными в "Розе Мира". Но не есть ли это пример честной и мудрой позиции? Алла Александровна не раз повторяла, что гениально одаренные люди, такие, как ее муж, "знают, слышат и видят то, что, казалось бы, невозможно слышать и видеть" (цитирую по "Плаванию к Небесному Кремлю" - О.Д.) Она просто считала себя не вправе судить о тех Боговдохновенных вещах, открывавшихся Даниилу Андрееву. Как человек, рожденный и воспитанный в лоне русской культуры, Алла Александровна оставалась верна ей.

Кстати, вот что говорила Алла Александровна о религии и культуре в ответах на вопросы участников форума (это она повторяла и в "Плавании к Небесному Кремлю"):

"Мне очень хотелось бы, чтобы люди поняли - существует понятие "религия" и существует понятие "культура". И совершенно неправильно отрывать эти понятия друг от друга... Когда мы читаем биографии композиторов, поэтов и, в том числе, биографию Даниила Андреева, который писал в условиях страшной владимирской тюрьмы, камеры, - это жизнеописания подвижников. Я таких подвижников знаю и сейчас, живых, у нас в России.

И не надо сразу кричать о еретичности этого моего заявления, потому что повторяю то, что уже неоднократно говорила: религия и культура - это два крыла, на которых летит человечество. И невозможно лишать людей одного или другого. Если заниматься только культурой, придете к плоскости и безверию. Если заниматься только религией, то, кроме высочайших душ, будет злобная и туповатая обрядность. Культура - это второе крыло человечества, и если его подламывать, то на одном крыле человечество, как и птица - не полетит. Только вместе вот эти две великолепные линии жизни человечества, которые созданы, чтобы прекрасно сосуществовать, и ведут нас туда, куда Богу надо..."

Именно поэтому православность Аллы Александровны не противоречит ее пониманию творчества мужа как поэтического (Боговдохновленного, но именно поэтического) откровения. "Роза Мира" не является набором обязательных к исповеданию догм. Это, как говорила Алла Александровна в ответах участникам форума, "поэтическая, полная веры в Христа книга искренних размышлений". Здесь уместно вспомнить о понятии "вестника", введенном самим Даниилом Андреевым в "Розе Мира". Вестник - тот, кто средствами искусства выражает правду о мирах иных; таким вестником и был Даниил Андреев.

Нельзя сказать, что мировоззрение Аллы Александровны строго ограничивалось христианской догматикой. "Пусть христианство не признает реинкарнации, - говорит она в "Ответах участникам форума", - а миллионы индийцев много тысячелетий признают. Так какое мы имеем право кого-то из людей лишать возможности называться детьми Божьими? Мы не имеем на это право. Если Господь любит всю Землю, вместе с индийцами, которые признают реинкарнацию - оставьте и вы их в покое. Значит, действительно есть кто-то, кто жил один раз, а есть кто-то, кто жил не один".

Абзацем выше Алла Александровна говорит: "И каждый из всех, кто в гостях на Маяке, задумайтесь: даже если реинкарнация есть - это совершенно не играет никакой принципиальной роли. А важно совсем другое - кто есть ты. Например, я сейчас - русская женщина, меня Господь послал сейчас в Россию быть русской православной женщиной. Быть женой очень большого русского православного поэта Даниила Андреева. И мне нужно исходить из этого. Я должна поступать так, как мне полагается поступать в этом качестве".

Но самое главное, о чем, к сожалению, многие забывают -

"Когда Даниил говорит о движении Розы Мира, о мировом правительстве, направляемом этически одаренными людьми, он же абсолютно при этом не имеет в виду ни нас с вами, ни, простите меня, тех "людей", которые правят сейчас государствами. Для них слово “этика” не существует. Не подходит понятие “этика” ни для одного нынешнего президента в мире. Так что же говорить о всемирном движении! Только наши дети, которых, если нам удастся, воспитаем людьми облагороженного образа, смогут еще что-то сделать.

Все, что говорит Андреев об этом чудесном будущем (и мне кажется, ошибается, делая его ближе, чем оно может быть): это может быть создано только теми, кого Даниил называет людьми облагороженного образа. Людьми, для которых этика не только понятна, но и обязательна. Люди, полные любви, взаимопонимания, умеющие сочетать верность своей конфессии с открытым сердцем по отношению к другим людям и даже, не пугайтесь, к другим конфессиям. Потому что существование конфессий (не сект) - Божья Воля. И мы не имеем права называть всех остальных погрязшими в демонизме. Лучше в себе искать темные стороны. А темные стороны всегда связаны со злобой.

Так вот, наше дело сейчас - кропотливо, терпеливо, незаметно и безо всякой торжественности и помпезности работать над воспитанием человека облагороженного образа. То есть делать то доброе, что мы можем делать около себя. Конечно же, при этом быть православными, или католиками, или индуистами - кем Бог велел, тем и быть. Но при этом около себя стараться посеять какое-то добро, какое-то содружество, какое-то стремление к пониманию друг друга. И через сколько-то поколений, я не знаю, через сколько, и этого никто не знает, наконец, мир станет наполнен людьми, для которых этика, любовь, добро и взаимопомощь не будут пустыми словами - ну вот, вероятно, тогда придет Роза Мира".

Именно поэтому Алла Александровна негативно относилась ко всяким попыткам создать "движение Розы Мира". Говорить красивые слова и размахивать лозунгами проще, чем скромно и незаметно трудиться, совершенствуя себя и маленький кусочек мира рядом с собой. Без необходимого этического и культурного уровня вместо "Розы Мира" будут получаться секты сомнительного толка. Да разве уже мало таких образований, основанных корыстными, а то и просто безграмотными, невежественными людьми?

Дело доходило до курьезов. Однажды Аллу Александровну пригласили на учреждение "Международной организации Розы Мира", где торжественная часть началась с выноса головы Демиурга России, которой оказалась выкрашенная золотой краской копия посмертной маски Даниила Андреева. Ну а то, что время от времени появлялись "продолжения" "Розы Мира", уже и не удивляло.

Именно по этой причине Алла Александровна была против распространения текста "Розы Мира" в электронном варианте - ведь кроме тех, кто прочтет и искренне заинтересуется, найдутся и те, кто начнет публиковать тексты Даниила Андреева с добавлением всяческой отсебятины. Помню, на "Маяке" обсуждалась идея поместить в Интернете "эталонную" версию - тщательно сверенные с книгой тексты (на мой взгляд, наилучшее решение, потому что пиратские копии все равно будут бродить по сети), но Алла Александровна отвергла эту идею. К Интернету она относилась настороженно и, надо сказать, не без оснований - в виртуальной реальности часто проявляются не самые лучшие человеческие качества...

Можно соглашаться или спорить, но нельзя не задуматься над словами, сказанными самым близким Даниилу Андрееву человеком:

"А почему не надо торопиться с распространением, почему не надо думать о потенциальном читателе? Не забывайте, что об этом хлопочет Даниил. Не надо лезть впереди него и мимо него. Он заботится о том, чтобы книга находила читателя и попадала к добрым людям..." (Ответы А.А.Андреевой участникам форума).

Такой была виртуальная встреча участников тогдашнего “Маяка” с Аллой Александровной Андреевой. А мне тем же летом посчастливилось встретиться с нею уже не заочно, а лично, во время поездки в Москву.


Ссылки

  • А.А. Андреева, "Плавание к Небесному Кремлю". Редакция журнала "Урания", 1998.

  • Ответы А.А. Андреевой участникам форума "Маяк всех дорог", http://www.daniil-andreev.org/articles/index.php?theme=a_andreeva&language=ru




Программирование и дизайн (c) Ольга Данилова, 2005-2008